nest_nik (nest_nik) wrote,
nest_nik
nest_nik

Categories:

Опять (...твою мать!) Солженицына «навеяло...». И опять «музыкой» (1)

«Сидит как-то п-к Ржевский в опере. Вдруг головой начинает вертеть, поворачивается к соседке справа:
- Сударыня, это не вы сказали "... твою мать?"
- О боже, нет!
Поворачивается к соседке слева:
- Сударыня, это не вы сказали "... твою мать?"
- До вы с ума сошли!
П-к Ржевский успокаивается:
- Ну значит музыкой навеяло»


«британские Вести в субботу». 8 декабря (35.32, https://www.youtube.com/watch?v=zg4GXKHj0nw). Ведущий – «абсолютный патриот» Британии Брилев (некоторые уже стали писать его фамилию через дефис – Бри-лев).

"Вы знаете, что он неоднократно сам доказывал, что является АБСОЛЮТНЫМ ПАТРИОТОМ, и наличие другого гражданства здесь не является чем-то ущербным", - сказал абсолютный идиот Песков, добавив, что не видит во втором гражданстве Брилева "ничего предосудительного"» (https://www.interfax.ru/russia/639873).

К сожалению Песков не уточнил «абсолютным патриотом» какой страны является, и какой «гражданство» у Брилева «второе», а какое «первое». Но сегодня не об этом. Сегодня о музыке...

Итак. «Мы начинаем наш рассказ...», а вернее - Брилева.

На экране ТВ появляется Брилев, сидя за длинным студийным столом, за его спиной во всю "стену"(тоже экран) портрет Сталина Солженицына средних лет (бородка еще куцеватая) – чем-то похож на корреспондента Шпигеля Клааса Релотиуса, недавно пойманного на том, что все свои т.н. «репортажи» он высасывал из пальца:

«Сейчас журнал переживает новый скандал, но на этот раз он произошел в стенах собственной редакции. 33-летний журналист Клаас Релотиус (Claas Relotius), обладатель многочисленных профессиональных премий, был уличен в том, что сочинял истории и интервью с героями для целого ряда своих репортажей» (https://www.dw.com/ru/случай-релотиуса-как-der-spiegel-борется-с-кризисом-доверия/a-46834159?maca=rus-tco-dw).

Подробнее некоторые из них (например, об Украине) можно посмотреть на Ютуб ("Oни cпpятали пиcтoлeты под кypтки и с возглacoм "Cлава Укpaинe"..., https://www.youtube.com/watch?v=Rs0JmbFbNRc). Но вернемся к Брилеву, который начинает свой очередной «абсолютно патриотический» репортаж:

«Это «Вести в субботу», и давайте отвелечемся от политики и экономики, потому что есть другие темы»

Наверное женщины, подумалось мне, или футбол? А вот и не угадал:

«В Москве премьера необычной оперы, - продолжает наш житель туманного Альбиона (у него там квартира за 700 тыщ долларов – прим.)
Вслед за (неразб. - прим.) оперы, основанной на «Одном дне Ивана Денисовича», повести, которая в свое время перевернула советскую литературу и вознесла на небосклон русской словесности и вольнодумства Александра Исаевича Солженицына».


С этим утверждением поспорить трудно. До сих пор она (литература) вся такая «перевернутая», что про «словесность» и говорить не хочется. Да и не только «литература»:

«Никита Михалков, Федор Бондарчук, Карен Шахназаров, Владимир Хотиненко и Олег Табаков попросили премьер-министра Дмитрия Медведева снова разрешить мат в кино» (2015 г., http://culturavrn.ru/russia/14419)
«— Почему вы (Д.Киселев – прим.) вдруг решили в своей программе защитить еще и мат? Любите матюгнуться?
— Практически никогда не употребляю. Но мы подбираем в «Вести недели» актуальные темы. В их числе — противостояние Иосифа Пригожина и Шнура, и дискуссия о мате продолжается. Мне кажется, это вопрос дозы. Но если мы превратим мат в нечто обиходное, то сам мат себя и убьет. Превратится в пошлость. Мат как ресурс русского языка бесценен. Мат может поднять в атаку! В этом смысле я его поддерживаю. Лишь табу сохранят мат» (13 декабря, https://news.rambler.ru/other/41433982-dmitriy-kiselev-prochtu-rep-na-nudistskom-plyazhe/)
«Он (Д.Киселев – прим.) заявил, что мат — это неотъемлемая часть великого русского языка, а значит, и русской культуры. Причём та его часть, где русский народ демонстрирует глубинные ресурсы своей энергии, воли и своих представлений о мире. Что мат является драгоценным ресурсом России, может быть использован в минуты величайшего напряжения, и расходовать его надо крайне бережно и осмысленно.
Эти суждения убеждают нас в том, что обещанного рывка в развитии может и не быть — его вполне заменит мат. Мат как русский рывок. Цивилизация русского мата» (http://zavtra.ru/blogs/ego_velichestvo_mat).


И здесь трудно что-то возразить «соловью бывшего Генштаба» (Проханову) в части «словесности», а особенно в части «рывка...». Который у нас сегодня, как известно «...для пивка».

Что же касается «вознесения», то, как обычно говорят о таких «вольнодумцах», «удачно проколебался с линией партии» в эпоху антисталинской хрущемании. Или хрущевской сталинофобии...

«Совершенно ясно: если бы не было Твардовского как главного редактора журнала — нет, повесть эта не была бы напечатана. Но я добавлю. И если бы не было Хрущёва в тот момент — тоже не была бы напечатана. Больше: если бы Хрущёв именно в этот момент не атаковал Сталина ещё один раз — тоже бы не была напечатана... Да, и Твардовский, и Хрущёв, и момент — все должны были собраться вместе. Конечно, я мог потом отослать за границу и напечатать, но теперь, по реакции западных социалистов, видно: если б её напечатали на Западе, да эти самые социалисты говорили бы: всё ложь, ничего этого не было, и никаких лагерей не было, и никаких уничтожений не было, ничего не было. Только потому у всех отнялись языки, что это напечатано с разрешения ЦК в Москве, вот это потрясло» (Солженицын А. Радиоинтервью к 20-летию выхода «Одного дня Ивана Денисовича» для Би-би-си, 8 июня 1982, https://ru.wikipedia.org/wiki/Один_день_Ивана_Денисовича)

Ну, так, и Клаас Релотиус тоже. Подзаработал все на том же - на "колебании". Тоже все на том же - на антисоветскомроссийском... А, впрочем, сегодня и не об этом. Сегодня об опере.

Брилев:

«Да, отношение к нему разное, достаточно сказать, что когда он вернулся из эммиграции, плакатами «Вон!» на вокзале встречали его коммунисты, а в Думу не хотели пускать либералы»

Ну не так «шустро»... А то многие не поймут о чем это? Там ведь было не просто «вон», а дьявол, известно, в чем кроется...

«После из Владивостока проехал на поезде через всю страну и закончил путешествие в столице. Выступил в Государственной думе. На Ярославском вокзале Москвы Солженицына коммунисты встретили плакатами протеста: «Солженицын — пособник Америки в развале СССР» и «Солженицын, вон из России». Против Солженицына были демократы — фракция «Демократический выбор России» голосовала против выступления писателя в здании Государственной думы» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Солженицын,_Александр_Исаевич).
«В российском парламенте на тот момент доминировали партии и фракции, которым Солженицын уже стал политическим противником, успев обидно назвать их не один раз «мнимыми демократами». Поэтому фракция «Выбор России» во главе с Егором Гайдаром голосовала против визита писателя в Думу. Но произошел беспрецедентный случай: благодаря голосованию всей фракции коммунистов за выступление Солженицына в парламенте ярый антикоммунист и антисоветчик получил возможность обращения к российскому народу с главной государственной трибуны!» (https://newizv.ru/news/society/24-10-2014/209474-dokrichatsja-do-rossii)


А Брилев наяривает:

«Но сегодня, в канун столетия со дня его рождения, давайте откажемся от партийности (может еще и от гражданства кое-кому отказаться бы, а заодно и от присяги на верность британской королеве, Путину, Ельцину и Солженицыну etc.? – прим.), - речь идет о том, кто прошел все: и фронт, и ГУЛАГ, и славу, и изгнание (скорее прополз, пролез, ну и так далее, если кто помнит о змее подколодной – прим.), речь о том, с кем можно соглашаться или нет (как можно соглашаться с фантазиями – даже здоровыми, не говоря уж о больных, некоторых «литераторов-маньяков» - прим.), но кто всех заставил задуматься (я бы сказал «раздуматься» - в смысле, «снова залезть на дерево» - прим.). Мы решили всенепременно (всеохреневенно, если по-солженицынски – прим.) побывать на премьере ("на дереве" - прим.) – и вот теперь еще и опера».

Брилев исчезает с экрана, на котором появляется фасад здания, и мы слышим закадровый голос Брилева:

«Камерная сцена им. Покровского Большого театра. На афише имена композитора Александра Чайковского, ну и сына Солженицына – Игната. Почему – расскажем отдельно».

Прошу не путать – это не тот Чайковский. Который Петр Ильич, и, который, как известно, «в хорошем смысле»...

«На уроке:
- Марь Ванна, а правда что Чайковский был гомосексулистом?
- Правда, Вовочка. Но мы его любим не за это!»
Хотя в наше время «альтернативных мнений» есть и более продвинутый вариант того же анекдота:
«...а правда, что Чайковский был гомосексуалистом?
- Правда... Но мы любим его НЕ ТОЛЬКО за это!»


Этого Чайковского звать Александр Владимирович. Который, не знаю, как насчет «в хорошем смысле», а вот «в плохом», так это уж точно:

«- Мойша, ты слышал, Рабинович оказывается гомосексуалист пидарас.
- Что, взял деньги и не отдает?
- Нет, в хорошем смысле (этого слова)».


Потому как не знаю, что там у него с музыкой (Лженицын тоже "книжки писал", а Гитлер, например, "картины рисовал"), а вот с логикой то у него – болезнь. А точнее -с мозгом.
Например, читаю его интервью (все по поводу этой же оперы, но поставленной еще в 2009 году в Перми), и, как говорится... Махровый "профессиональный идиот" (Карл Маркс).
При этом, вроде бы и в школу (советскую) ходил, и консерваторию оканчивал, и в Союзе композиторов СССР состоял (не знаю как в партии), но уровень «отражения мира, данный в ощущениях», по-моему, только «ощущениями» (без разума) и заканчивается...

«Александр Чайковский:
Вы знаете, с одной стороны, тяжело, конечно, потому что тема такая, в общем, как бы малоприятная. Но, с другой стороны, тут два момента есть. Первое, что когда в это вгрызлись (в «один день Ивана Денисовича» - прим.), то я обнаружил, что, во-первых, отношение сейчас у меня было к этой теме менее социальное, более как к сильному очень произведению именно искусства (о, он еще и не только в музыке "специалист"? – прим.). То, что вот этот аспект сдвинулся в понимании того, что это уже не просто рассказали то, о чем скрывали (что, интересно, «скрывали», что «от тюрьмы и от сумы»? – прим.), но теперь с гораздо большей силой воспринимаешь, насколько здорово это написано (а что "теперь" случилось-то? - прим.).
А второй аспект, я уж не знаю, как его назвать, это то, что мне кажется, что в сегодняшних лагерях пострашнее будет (вообще-то, "когда кажется - крестятся" - он когда-нибудь их видел? - а, впрочем, и не только он – прим.). Я имею в виду, где сидят уголовники - их мир, то, что там происходит между собой (ну не смешил бы народ – сколько у тебя ходок-то, композитор – прим.). Потому что здесь очень важно, что честные люди же сидели, и отношения у них были построены между собой на порядочности (да, это называется свихнулася на почве прочтения одного рассказа – прим.)

Татьяна Вольтская: За исключением тех, кого с особой отметкой специально сажали к уголовникам.

Александр Чайковский: Да, но я говорю об основной массе. Это же были, в общем, лучшие люди страны и образованнейшие люди, которые сидели.
А сейчас те, которые сейчас сидят - все бандиты. И вот если сравнить эту массу, сидящую сейчас, то вряд ли такую повесть кто-нибудь сможет написать, где величие порядочности встает практически на первое место» (https://www.svoboda.org/a/1779128.html)



Не-а, ну как вам нравится - "сейчас сидят одни бандиты". Кошмар, как говорится. кошмарнейший. В 1917 году и далее "Керенский-Ленин-Сталин принял страну с образованейшими людьми, а в 1991-м Горбачеы сдал с бандитами". Хотя, если правильно, то "сдал бандитам" - тут не поспоришь. И которые сегодня сидят отнюдь не в лагерях...
Ты-то «образованнейший», где учился? А ведь этот идиот (пусть и профессиональный) человек, «окончив консерваторию в 1972 году... с 1976 года ведёт преподавательскую деятельность на кафедре сочинения... член Союза композиторов СССР с 1976 года, в 1985—1991 работал его секретарём по работе с творческой молодёжью» (Вики). Вот откуда у нас и берутся всяки растроповичи с серебрянниковыми...

Наш же Брилев (по нашему поводу) продолжает:

«Пока же первые зрители (Брилев уже стоит в фойе театра с микрофоном в правой руке, левая покоится на изгибе правой – прим.) – мама с дочкой.
Брилев: Кто кого привел? Вы или мама? (Берия! – прим.)
Дочка (лет 20-25-30-ти): Скорее я. Мы не раз были в Большом театре, но в основном это были такие классические постановки...»


Брилев изображает из себя дурачка танцора из кордебалета, снимающего (почти) в книксене "в дворянском быту поклон девушки с приседанием) с себя шляпу. Дочка в ответ, как бы подтверждая его пируэт:

«Да, «Травиата», «Князь Игорь» (что-то я не помню подобного в «Князе Игоре» - прим.), и впервые мы узнали, что тут будет ставиться «Один день Ивана Денисовича», поэтому меня лично это очень поразило (да и не одну тебя, милочка, хотя это новость и не первой свежести – прим.)

На экране появляется театральная сцена, и на ней, я так понимаю, «Иван Денисович», который чего-то там в «тяжелых муках» (по виду его лица) изображает (а может просто вспотел в ватнике), надрывно «поя» – очень неразборчиво, я разобрал только первые два слова: «Христос тебе...», а далее «тра-та-та»...
Да-да, всем нам (или им) , похоже, «тра-та-та». После (тогда еще в преддверии) объединительного собора в Киеве. Как раз. Время о Христе...
Кстати об этой опере. Вот как иписывается ее фабула на сайте Большого театра:

«Краткое содержание оперы:
Пролог
Действие I
Барак. Лагерь для политзаключённых (прям-таки – специально были лагеря для «политаключенных» - а главный среди них, естественно., "крестьянин" – прим.).
Раннее утро. Не вставшего по подъему Ивана Шухова сержант охраны по кличке «Татарин» (важная информация для многонациональной РФ – разжигают! – прим.) наказывает тремя сутками карцера, но затем, сжалившись («татарины» – они такие, сердобольные – прим.), приказывает вымыть полы в надзирательской.
В комендатуре надзиратели издеваются над Шуховым (прям Гуантанамо какое-то - прим.). Из медпункта фельдшер Колька (чё за панибратство, - почему не по имени-отчеству? – прим.) отправляет Ивана Денисовича обратно на работы (что значит «обратно» - я еще из этого «содержания» не видел, чтоб он там был – прим.).
В бараке начинается обыск (не понял, так «работы» или «обыск»? - прим.). Не согласного с лагерными порядками Кавторанга лейтенант Волковой угрожает отправить на десять суток в карцер (я, конечно, не любитель Навального, но его братишка за это самое «несогласие», из карцера не вылазил, хотя о чем это я – он же «бандит», как считает наш современный гомосексуалист «в плохом смысле этого слова» Александр Владимирович Чайковский – прим.).
Зэки повторяют лагерный словарь..."


Здесь мы несколько отвлечемся от «краткого содержания» оперы в версии Большого театра и обратимся к «версии» (рецензии на эту оперу) «Коммерсанта» (к этой паскудной «версии» мы еще вернемся ниже):

«...чего стоит блистательно решенный Чайковским «Лагерный словарь», где хор с серьезным видом разъясняет понятия «вертухай», «кум», «качать права» — впору смеяться и плакать одновременно» (https://www.kommersant.ru/doc/3826519).

И действительно, было бы грустно – от такого идиотизма, но смешно – все от него же. А впрочем, что с него, Александра Владимирович (Чайковского) взять? В отличие от Петра Ильича. Да, но вернемся к прерванному «краткому содержанию» оперы:

"...Заключённые идут на работы. По дороге Шухов вспоминает о прошлой беззаботной жизни, о любимой жене, в его мечтах — родная деревня (где-то я это уже видел, а(!), в фильме «Белое солнце пустыни», только там был Сухов – странное, но все ж-таки совпадение – прим.).
Действие II
Соцгородок (сегодня, наверное, капгородок – прим.). Рабочий объект.
Заключенные (сегодня гастарбайтеры таджики – прим.)обсуждают своего бригадира – Тюрина (хорошо, например, не Сталина - или плохо? – прим.).
Во время работы Шухов с Кильдигсом незаметно забирают припрятанный толь* (вот ты посмотри, и в лагере не могут отказаться от вредной привычки воровать – прим.).
В обеденный перерыв (у них еще и обеденный перерыв? – прим.) заключённые вновь погружаются в свои воспоминания (что, прям на сцене - наверное вывозят чан с чем-нибудь? - прим.). Шухов рассказывает о том, как попал в лагерь. Цезарь и Х-123 обсуждают новый фильм Эйзенштена (именно так и начертано на сайте колыбели «образованнейших» людей Большого театра - прим.) Тюрин повествует о своей судьбе: об увольнении из армии и выручивших его на вокзале девушках (и так каждый день? – прим.).
Дэр (наверное, - Дуглас? – прим.) замечает толь. Происходит стычка между ним и бригадиром (что, каждому хочется - сплошное ворье, и такое "образованнейшее"! – прим.). На построении обнаруживается пропажа заключённого (хорошо сказано "обнаруживается пропажа", молодцы "образованнейшие" ь – прим.). По дороге обратно в лагерь зэки вновь ведут беседы (шо-то я опять не пойму, как они там работают, что еще и «беседы ведут» после работы?
В бараке Шухов приносит Цезарю посылку (там еще и посылки присылали? – прим.), тот делится продуктами с остальными заключёнными. Появившийся надзиратель требует у Тюрина объяснительных записок (там что, и бумага была, и ручки, и перья или карандаши?! - – прим.), потом вспоминает об утреннем инциденте с Кавторангом (интересно, как это «отражено» в опере – «постучал» себя по головке? – прим.).
Наказанного уводят в карцер (чё, упирался? – прим.). Шухов с Алёшкой-баптистом рассуждают о Боге (яко Кирилл с Фмларетом или Варфоломеем? – прим.).
В финальном монологе Иван Денисович, перебирая в памяти события прошедшего дня, называет этот день счастливым.
Таких дней в его жизни было три тысячи шестьсот пятьдесят три.
*толь (от фр. tôle — листовое железо) — кровельный и гидроизоляционный материал» (https://www.bolshoi.ru/performances/7062/libretto/)


В общем, глядя на это «содержание» оперы, впору ее назвать опереттой. Жалко Гайдай помер...

А теперь, как раз впору, вернуться к вышеозначенной рецензии в «Коммерсанте» - вот какие нам преподносят эти суки аллюзии:

«Ближе к финалу, когда конвой ищет «молдавана», слышатся отголоски «Рапсодии на молдавские темы» Вайнберга, неизбежны ассоциации и с его оперой «Пассажирка»...
Так или иначе «Пассажирка», знаковая опера о лагере смерти и исторической памяти, присутствует в поле зрения авторов «Одного дня», особенно теперь, когда ее дважды поставили в России» (https://www.kommersant.ru/doc/3826519).


Вы слышите(!), «в поле зрения авторов» присутствет лагерь смерти «Освенцим»! Да-да, там Цезарь получил бы «посылку», а зеки бы «поговорили бы, возвращаясь с работы», а у Шухова врд ли бы было "три тысячи шестьсот пятьдесят три дня"...

Для справки. «Пассажирка» Моисея (Мечислава) Вайнберга... - эта опера — об Освенциме, о людях, которые становятся «маленькими винтиками» в беспощадной «фабрике смерти», о преступлении и возмездии, которые не имеют срока давности»
(http://www.novayaopera.ru/?repertoire=passazhirka)


Цинизм, как говорится, с особым размахом. Сравнивать «пенитенциарное учреждение» СССР с нацистким лагерем смерти «Освенцим» (нем. Аушвиц).

Для справки. «Пенитенциарная (уголовно-исполнительная) система (от лат. poenitentia — раскаяние) - государственный институт, ведающий исполнением уголовных наказаний, наложенных на граждан в соответствии с законом. Обеспечивает исполнение наказания в виде лишения свободы и содержание подследственных с момента заключения под стражу до суда. В её ведении находятся изоляторы временного содержания, тюрьмы, колонии различного режима» (https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1089153)

Что же такое «Освенциме» можно прочитать, например, в Википедии или в Холокост-энциклопедии (https://encyclopedia.ushmm.org/content/ru/article/auschwitz-1), мы же оттуда приведем лишь отрывок:

«В Освенциме проводились жестокие «медицинские эксперименты» над мужчинами, женщинами и детьми. Медик СС доктор Йозеф Менгеле проводил болезненные и травмирующие эксперименты на карликах и близнецах, включая маленьких детей. Одной из целей экспериментов было улучшение медицинского лечения, предоставляемого немецким солдатам и летчикам. Кроме того, ученые искали новые методы стерилизации людей тех национальностей, которых нацисты считали низшими. Многие подопытные умирали во время экспериментов. Других убивали после завершения «исследований», а их органы извлекали для дальнейшего изучения...
Большинство пленных Освенцима оставались в живых только несколько недель или месяцев. Те, кто был слишком болен или слаб, чтобы работать, были обречены на смерть в газовых камерах»


Аллё, над Солженицыным проводили медицинские эксперименты? Хотя, да. Был один такой «эксперимент» – его в 1952 году (в лагере) прооперировали (семинома), и он был, практически, спасен от смерти (см., напр., https://pikabu.ru/story/zhit_ne_po_solzhenitsyinu_9_5423565).
И, кстати, кто освободил бы оставшихся в «Освенциме»? Без Сталина. Вопрос риторический. А вот Солженицына, да и не только его, после отсидки, как известно, освободили.

Но вернемся к нашим баранам. Или барану. За экраном снова звучит голос Брилева:

«Опера, это, конечно, голоса, музыка, но как мы сегодня еще увидим не раз и не раз, спектакль получился и очень необычным»

«Голоса», как известно, это не только «опера», но и диагноз у психиатра. Что же касается «необычности» этой оперы, то, об этом уже давно все сказано...

«На сцену выходит Петраков-Горбунов, хочет что-то сказать, но икает. Его начинает рвать. Он уходит.
Выходит Притыкин.
П р и т ы к и н: Уважаемый Петраков-Горбунов должен сооб… (Его рвет, и он убегает).
Выходит Макаров.
М а к а р о в: Егор… (Макарова рвет. Он убегает.)
Выходит Серпухов.
С е р п у х о в: Чтобы не быть… (Его рвет, он убегает).
Выходит Курова.
К у р о в а: Я была бы… (Ее рвет, она убегает).
Выходит маленькая девочка.
М а л е н ь к а я д е в о ч к а:
— Папа просил передать вам всем, что театр закрывается. Нас всех тошнит.
Занавес» (Даниил Хармс, 1934, http://xapmc.gorodok.net/stories/701/default.htm)


В это время на нашей сцене меняется диспозиция, и появляются какие-то тетки с ведрами, кистями (вроде бы для покраски, хотя они ими типа моют пол, все в ватниках, в грязных передниках, в косынках. Может еще и подванивают?
Как в храме?
Кстати, по этому поводу вспомнились еще одни «певуны», которые решили на амвоне (или где там) попеть – Pussy Riot/«Пусси райт» (что в переводе значит "Бешенные матки"). После чего загремели в места «иван-денисовские» на пару-тройку лет. Теперь ЕСПЧ требует, чтобы РФ им заплатила «гонорар» за эти «песни»:

«Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) присудил компенсации трем активисткам Pussy Riot по делу о «панк-молебне». Решение опубликовано на сайте суда.
Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой присудили по 16 000 евро компенсации, Екатерине Самуцевич – 5000 евро. Власти России также должны погасить их судебные расходы в размере 11 700 евро. ЕСПЧ признал, что Россия нарушила четыре статьи Европейской конвенции по правам человека, касающихся запрета пыток, прав на свободу и личную неприкосновенность, прав на справедливый суд и на свободу слова.
В отличие от Хамовнического суда в Страсбурге не нашли признаков экстремизма в действиях участников «панк-молебна». Возможно, они нарушили общепринятые правила поведения в месте религиозного богослужения, но никому и ничему не причинили вреда, т. е. не было никаких оснований для уголовного преследования и приговора, и национальные суды не смогли найти убедительные доводы для оправдания столь жестких мер, говорится в решении ЕСПЧ...» (https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/07/17/775719-rossiya-zaplatit-pussy-riot).


Да. неисповедимы пути господни или «Христос прости»? Что «обустроили Россию» до такой степени, что «хоть всех святых выноси». Вот, почти в рифму...

Но вернемся к нашей опере. За спиной этих, непрезентабельного вида женщин, появляются еще более непрезентабельные, угрюмого вида мужики (женщины все же были, как-то, повеселей). Тоже в ватниках и шапках, на которых нашиты тряпки с номерами, начинающимися со всяких русского алфавита – эти тряпки напоминают автомобильные номера (ка по размеру, так и по форме, хотя содержание несколько отличается - как известно, изначально Солженицын собирался назвать свою оперу «Щ 805. Один день одного ЗЕКа.» - прим.).

Глядя на все это, снова вспомнился наш известный «поручик» (в одном из вариантов (подробнее вариаци можно посмотртеь, например, на https://baneks.site/бал-в-полном-разгаре-входит-поручик-Ржевский-и/):

«Бал в полном разгаре. Входит поручик Ржевский и с диким скрежетом тащит за собой унитаз. Музыка смолкает, все недоуменно смотрят на него. Он, дотащившись до середины зала, садится на унитаз... Затем галантно достает сигару и, улыбнувшись, говорит:
- Надеюсь, дамы не будут против если я закурю?..
— А унитаз зачем?
— Люблю на унитазе курить, пипец!»


Но наш "пипец" тоже далеко не закончен. Снова включается Брилев, который, все так же, продолжает гундосить за экраном:

«Действие происходит не только на сцене – над зрителями лагерные лампы (хорошо не унитазы – прим.), а по балконам под потолком постоянно расхаживают ВОХРовцы»

Камера выхватывает один из балконов, по которому бродит какой-то тип в светлом овчинном тулупе, надо понимать ВОХРовец. В тулупе ему, как и мужикам и бабам в ватниках на сцене, скажем так, «не холодно», в отличие от зрителей, потому как последние в зале сидят без верхней одежды.
Да-а, прям-таки "Америку открыли". Своими "унитазами". Или ничто не ново под "фонарями" и "балконами"?

«Театр Колумба помещался в особняке. Поэтому зрительный зал его был невелик, фойе непропорционально огромны, курительная ютилась под лестницей. На потолке была изображена мифологическая охота. Театр был молод и занимался дерзаниями в такой мере, что был лишен субсидии. Существовал он второй год и жил, главным образом, летними гастролями.

Из одиннадцатого ряда, где сидели концессионеры, послышался смех. Остапу понравилось музыкальное вступление, исполненное оркестрантами на бутылках, кружках Эсмарха, саксофонах и больших полковых барабанах. Свистнула флейта, и занавес, навевая прохладу, расступился.

К удивлению Воробьянинова, привыкшего к классической интерпретации «Женитьбы», Подколесина на сцене не было. Порыскав глазами, Ипполит Матвеевич увидел свисающие с потолка фанерные прямоугольники, выкрашенные в основные цвета солнечного спектра. Ни дверей, ни синих кисейных окон не было. Под разноцветными прямоугольниками танцевали дамочки в больших, вырезанных из черного картона шляпах. Бутылочные стоны вызвали на сцену Подколесина, который врезался в толпу дамочек верхом на Степане. Подколесин был наряжен в камергерский мундир. Разогнав дамочек словами, которые в пьесе не значились, Подколесин возопил:

— Степа-ан!

Одновременно с этим он прыгнул в сторону и замер в трудной позе. Кружки Эсмарха загремели.

— Степа-а-ан! — повторил Подколесин, делая новый прыжок.

Но так как Степан, стоящий тут же и одетый в барсовую шкуру, не откликался, Подколесин трагически спросил:

— Что же ты молчишь, как Лига Наций?

— Оченно я Чемберлена испужался, — ответил Степан, почесывая барсовую шкуру.

Чувствовалось, что Степан оттеснит Подколесина и станет главным персонажем осовремененной пьесы.

— Ну что, шьет портной сюртук?

Прыжок. Удар по кружкам Эсмарха. Степан с усильем сделал стойку на руках и в таком положении ответил:

— Шьет.

Оркестр сыграл попурри из «Чио-чио-сан». Все это время Степан стоял на руках. Лицо его залилось краской.

— А что, — спросил Подколесин, — не спрашивал ли портной, на что, мол, барину такое хорошее сукно?

Степан, который к тому времени сидел уже в оркестре и обнимал дирижера, ответил:

— Нет, не спрашивал. Разве он депутат английского парламента?

— А не спрашивал ли портной, не хочет ли, мол, барин жениться?

— Портной спрашивал, не хочет ли, мол, барин платить алименты!

После этого свет погас, и публика затопала ногами. Топала она до тех пор, покуда со сцены не послышался голос Подколесина:

— Граждане! Не волнуйтесь! Свет потушили нарочно, по ходу действа. Этого требует вещественное оформление.
Сцена сватовства вызвала наибольший интерес зрительного зала. В ту минуту, когда на протянутой через весь зал проволоке начала спускаться Агафья Тихоновна, страшный оркестр Х. Иванова произвел такой шум, что от него одного Агафья Тихоновна должна была бы упасть на публику. Но Агафья держалась на сцене прекрасно. Она была в трико телесного цвета и в мужском котелке. Балансируя зеленым зонтиком с надписью: «Я хочу Подколесина», она переступала по проволоке, и снизу всем были видны ее грязные пятки. С проволоки она спрыгнула прямо на стул. Одновременно с этим все негры, Подколесин, Кочкарев в балетных пачках и сваха в костюме вагоновожатого сделали обратное сальто. Затем все отдыхали пять минут, для сокрытия чего был снова погашен свет.

Женихи были очень смешны — в особенности Яичница. Вместо него выносили большую яичницу на сковороде. На моряке была мачта с парусом.

Напрасно купец Стариков кричал, что его душат патент и уравнительные. Он не понравился Агафье Тихоновне. Она вышла замуж за Степана. Оба принялись уписывать яичницу, которую подал им обратившийся в лакея Подколесин. Кочкарев с Феклой спели куплеты про Чемберлена и про алименты, которые британский министр взимает у Германии. На кружках Эсмарха сыграли отходную. И занавес, навевая прохладу, захлопнулся». («12 стульев», см., напр., http://gatchina3000.ru/literatura/koreiko_a_i/12-chairs_33.htm)


Но это вы еще не видели оперу "Фиделио" (тех же авторов), которая состоялась в музее истории политических репрессий "Пермь-36":

"Территория музея стала декорацией драматической истории о Леоноре, которая выдает себя за охранника тюрьмы и спасает своего мужа Флорестана от смерти в заключении, напоминают сюжет оперы в театре.
Наблюдая за перипетиями сюжета, публика проходила через оба участка бывшей ГУЛАГовской зоны — строгого и особого режима. Время действия английский режиссер Майкл Хант изменил и перенес в начало XIX века. Героями сделал политических заключенных всех на свете режимов" (http://perm.bezformata.com/listnews/videozapis-operi-fidelio-v-muzee/39524075/).

"Некто Марина Зубец, зритель: «Вещь интересная, грандиозная, прямо даже дух захватывает. Мурашки по коже, когда видишь этих охранников, собаки, все это так естественно (откуда знаешь-то? – прим.). Ну и артисты вообще играют хорошо» («Вести. Пермь», Россия 1, 3 июля 2010 г., Премьера опера «Фиделио» Бетховена, https://www.youtube.com/watch?v=N3Yq5aDi-uY)

Одако это уже другая "опера" этих психов, мы же вернемся к нашей «опере», и к нашему «выступающему» (Брилеву), который продолжает... Уже на экране, и к нему приближаются два мужчинки. Один с бородой и усами, похож на «статского советника» из фильмов Михалкова о «России", которую «мы потеряли», второй – «кавказской национальности», лысоват почти на всю голову. Да и не только лысоват...

Брилев:

«Перед спектаклем в фойе одним из первых встречаем гражданина США сына Солженицына Игната. Он говорит, что мы еще не осознали что с нами произошло в 20 веке».

О, я смотрю «генетика» - и этот нас учить будет? О, господи, уогда они закончатся уже , солнцепековы? Что же касается "осознания", то "осознаем", "осознаем" - с каждым днем. По мере лишения всего и вся...
Далее перед нами «разворачивается» краткий американско-британский диалог «о судьбах (неизвестно какой) Родины»:
Игнат (с легким акцентом):

«Но еще не поздно. И-и-и-и. В случае (пауза), в случае общества, в случае целой страны (Вселенной! – прим.), конечно тоже никогда не поздно посмотреть в свое прошлое, посмотреть на самих себя, хотя это трудно, хотя это тяжело, хотя это может быть мерзко и понять, что-то из этого понять... (сам-то «понЯл, что сказал? - я уж молчу про «мерзкое настоящее» с не менее «мерзким будущим», из-за его, и не из-за его, «сродственников» – прим.)»

Брилев (подсказывает): "...И чтобы никогда больше.
Игнат: Конечно, чтобы никогда больше....» (часто кивает головой – прим.)

Что «никогда больше»?.. Не допиваться до такого состояния, как в известном тосте: «Выпьем же за то, чтобы никогда больше не допиваться до такого состояния как сейчас!»

Или никогда больше «не разговаривать на нормальном русском» (а на каком-то птичьем)? Или, как в той известной украинской песне «Никогда мы не будем братьями»?..

«Никогда мы не будем братьями
ни по паспорту родине, ни по абОрту матери»


Дык кто бы сомневался-то? «Никогда больше» - господа-с хорошие. или «абсолютные». А мы так, гопота приблудная. И у которой не только «никогда больше» не будет не только таких «братьев», как Брилев с Солженицыным (да и хрен с ними!), но и... Бесплатного здравоохранения, образования, нормальной работы, заводов ч фабриками, нормальной жизни, в конце-концов.
Да и смерти тоже – помирать будем на рабочем месте, потому как «никогда больше» и пенсий тоже не будет. Хотя кто его знает, может они уже и не понадобятся ввиду отсутствия пенсионеров вместе с пенсионным фондом. Которые "отправятся в рай" (Путин).

Да-да. И никакого "социализму" "Никогда больше"...

"Мне представляется, что глубинные изменения общества таковы, что реставрация социализма в том смысле, какой Вы, по-моему, в это вкладываете, невозможна.
Возможны элементы социализации экономики, социальной сферы, но это всегда связано с расходами больше доходов, и, в конечном итоге, с тупиком в экономике. Вот с чем связано" (Большая пресс-конференция Владимира Путина, 20 декабря 2018 года, http://www.kremlin.ru/events/president/news/59455).


...А чтобы не было "тупика в экономике", "социализацию" тоже отменяем. Но... Расстреливать не будем. Сами сдохнут. Кто в "тупике"...
Но не будем о грустном, и вернемся к веселому.
Брилев (закончив «философский пароход» с Игнатом), вновь встрепенулся:

«Здесь же соавтор либретто и режиссер-постановщик»

На экране Георий Исаакян. Руки держит в карманах, говорит проникновенно, и весьма туманно:

«У каждого народа, у каждой нации есть свои травмы, особенно в 20-м веке...»

Не знаю насчет «народа», но что у некоторых его представителей, так это да – если их, например, из того места не за то место тащили - к тому же еще и передержав в том месте (а не абортировав вовремя).

Во время этого диалога на экране снова появляется сцена из «оперы» - в ряд стоят (аж) 10 угрюмых представителей, я так понимаю, кордебалета театра, изображающих «иванов-денисовичей» - все в тех ватниках, ватных штанах и валенках, на голове все те же шапки. И, наверняка вспотевших, как лошади (под попоной)...
На всех видах одежды, кроме веревок, подпоясывающих ватники и валенок, нашиты означенные выше «автомобильные номера»: прям на лбу (на шапке), слева в районе груди (на ватнике) и на левой ноге (ватных штанов), хотя еще осталось достаточно неоприходованного места. Можно было нашить, например, на заднице. Чтоб уж действительно, как5 на автомобилях, и чтоб (зеки) когда поворачивались, то их (номера) тоже было видно. А можно было, например, нашивки покрасивше сделать - в радужном изображении. Чтоб не было сомнений насчет «в плохом смысле»...
(Продолжение следует? си. https://nest-nik.livejournal.com/49278.html)
Tags: Большой театр, Брилев, Один день Ивана Денисовича, Остап Бендер, Солженицын, Чайковский, опера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment